Венесуэла сваливается в рецессию

Венесуэла сваливается в рецессиюТрудно представить, что в экономике, где бензин стоит полцента США за галлон, у автопроизводителя могут быть какие-то проблемы. Но сейчас Toyota de Venezuela сворачивает производство, поскольку больше не может импортировать необходимые для работы запчасти.

Постепенное закрытие Toyota — лишь один из аспектов растущего кризиса платежного баланса. В Венесуэле производственные мощности заводов загружены очень мало из-за нехватки запчастей и проблем с поставками. Венесуальцам в пору запчасти для иномарок в Самаре покупать — широкий выбор и цены приемлемые. Дефицит товаров повседневного спроса — суровая реальность. Доллары США продаются на черном рынке более чем в 13 раз дороже официального курса.

При этом спреды кредитных дефолтных свопов и доходность венесуэльских облигаций находятся на околокризисных уровнях. Потребительские цены увеличились на 56%. После слабого роста в прошлом году экономика скатывается в рецессию. «Венесуэла не производит того, что ей нужно потреблять», — говорит специалист по кредитным стратегиям из нью-йоркского инвестиционного банка Jefferies Шивон Морден. — Правительство ограничивает импорт, поскольку цена на нефть зафиксирована. Поэтому экономика не может расти. Венесуэла погрязла в стагфляции».

Проблемы Венесуэлы обусловлены неправильным управлением ее нефтяной отраслью. Компания BP уверяет, что у страны самые большие в мире запасы нефти. Когда президент Уго Чавес, умерший в прошлом году, пришел к власти 15 лет назад, венесуэльская нефть на международном рынке стоила $8 за баррель. В 2011 г. цена превысила $100 за баррель. Полученные богатства пошли на финансирование социалистической политики правительства, но также привели к его беспечности. Производство нефти застряло на 2,7 млн баррелей в день из-за отсутствия инвестиций. Цены на нефть упали, а доходы от ее продажи остаются без изменений или падают и составляют $80-100 млрд в год.

Расходы на субсидирование цен на бензин были существенными, но точно не известны. Венесуэльцы потребляют около 760 тыс. баррелей в день. Венесуэльский финансовый аналитик Мигель Октавио указывает: когда Чавес пришел к власти, бак бензина на 21 галлон стоил эквивалент $13,50. К концу прошлого года, если считать по обменному курсу черного рынка, его цена упала до 11 центов. Возвращение цены бака бензина к состоянию 2006 г., до $2 — это увеличение в 20 раз. К цене 15-годичной давности — в 122 раза. Политика правительства относительно валютного курса подчиняется похожей логике. Официальный обменный курс — 6,3 боливара за доллар, но частному сектору почти невозможно купить доллары по этому курсу. Центральный банк продает доллары авторизированным покупателям по 11,36 боливара. В рамках своей программы еженедельных продаж он выпускает по $220 млн за раз. Венесуэльцы платят 84 боливара за доллар на черном рынке.

Даже при этом подавленном спросе правительство «не имеет политического капитала», чтобы провести девальвацию, говорит Морден. Поскольку инфляция и так высокая, избиратели взбунтуются против любых мер, которые приведут к повышению цен.

Вместо того чтобы провести девальвацию, правительство печатает боливары, чтобы закрыть растущую разницу между своими доходами и расходами. Аналитики боятся, что из-за негибкости своей политики правительство решит использовать нерезервные активы для финансирования импорта. Международный валютный фонд прогнозирует возможный кризис в 2016 г., когда Венесуэла, вероятно, зафиксирует дефицит счета текущих операций впервые с того времени, когда Чавес пришел к власти.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *